Отзывы о школе


Про ШМТБ я узнала от своего школьного учителя по биологии, за что бесконечно ей благодарна. Будучи ученицей 10 класса, хоть и профильного, я слабо верила в то, что смогу пройти конкурс и стать участником такой серьезной школы, ведь с форматом знакома я не была. В свой первый раз на Школе мне было тяжело, но интерес и увлеченность помогали бороться с трудностями. После каждого дня приходилось самой доучивать и разбираться в большом количестве материала, ведь в школе биологию настолько углубленно не преподавали.

Как выяснилось, даже с базой 10-го можно самостоятельно успешно разобраться в молекулярной биологии. Конечно, сама обстановка располагала к работе, хотелось учить все больше и больше, примером для меня были остальные ученики Школы. Впервые я видела настолько заинтересованных в биологии ребят! Времени пообщаться с ними было достаточно, вечерами для школьников организовывались различные студии, где каждый мог найти что-то для себя, будь то прослушивание классической музыки, просмотр фильмов или энергичные бальные танцы.

На второй ШМТБ было гораздо легче, во-первых, из-за того, что я знала, чего от Школы ожидать, а во-вторых, у меня уже было много знакомых, с кем можно было разделить свободные минутки. Благодаря ШМТБ, я поняла, насколько возможно это сделать школьнику в процессе обучения, что представляет собой наука, ведь я не просто посмотрела на нее со стороны, а стала частичкой научного мира. Школа помогла определиться с моим будущем направлением обучения. ШМТБ - не просто летняя школа, это причал, от которого начинают свое большое "плавание" маленькие будущие ученые.

Софья Беляева


После прочтения текста про ШМТБ на сайте школы у меня создалось впечатление, что егонаписали специально для меня. Только имя в начале поставить забыли. Разумеется, я подала заявку: а кто же не хочет узнать, что действительно скрывается за теми словами, которые описывают выбранную им профессию молекулярного биолога? 

А, когда я стала участницей, мои родители почему-то сказали, что это невероятно важное событие, последствия которого могут быть для меня глобальными. Мне тогда, конечно, казалось, что они утрируют, но сейчас я знаю, что это было не преувеличением.

На мой взгляд, максимальная приближенность исследований на школек реальной науке -       одна из уникальных особенностей ШМТБ. Быть участником эксперимента, который еще никто не ставил, означает не имитировать науку, а стать ее частью, внести свой вклад. Это позволяет пережить большее разнообразие жизни ученого, что делает такую пробу наиболее честной. В течение исследования участники часто вынуждены отклониться от запланированного хода работы,  обдумывать новые способы реализации эксперимента, но именно поэтому и возникает столь сильная заинтересованность всех членов команды в его результатах. Горящие глаза не только школьников, но и сотрудников во время получения интересного результата - одно из самых ярких впечатлений от моей работы в лаборатории.

Получить свой первый опыт в биологии, работая под руководством именно таких людей, мне кажется просто невероятной удачей. И, наверное, связанные с этим светлые воспоминания будут мотивировать многих членов нашей команды на дальнейшие исследования в молекулярной биологии.

Школа также дала мне возможность дальнейшего участия в экспериментальной науке. На школе я выбрала лабораторию клеточной, а не молекулярной биологии. Но при этом интересовалась работой в лаборатории, посвященной исследованию антибиотика микроцина Б, узнавала, какие у них новости, немного помогала. Впоследствии мне предложили участвовать в продолжении исследований микроцина Б в рамках другого проекта фонда «Династия». Продолжение исследовательской работы после самой школы я считаю одним из важнейших событий прошедшего года в своей жизни. 

Таким образом я смело могу сказать, что именно ШМТБ  дала мне определенность в правильности моего выбора изучения молекулярной биологии, первую возможность попробовать себя, как ученого, и, самое главное, энтузиазм в продолжении экпериментальной деятельности в течение учебного года. Разумеется, я считаю, что такие возможности не стоит упускать никому, кто заинтересован в изучении биологии.

Саша Еремина


10 класс, весна. Передо мной стоит важный выбор. Чему посвятить жизнь: биологии или химии? Я склоняюсь к химии. Биология представляется очень несистемной наукой, хотя я знаю и про молекулярную биологию, и про биохимию. Подруга советует поехать на Школу молекулярной и теоретической биологии. «Звучит здорово», – думаю я.

10 класс, лето. Я всё ещё в раздумьях насчёт того, чем заниматься (или, что более насущно, куда поступать). Наступает август. Я попадаю на ШМТБ-2014. Это меняет мою жизнь, и это я понимаю уже тогда. Я вижу людей, которые мыслят так же, как и я; которые задают те же вопросы, что и я; которые видят мир схожим образом. Я понимаю, что если ты читаешь условный учебник и тебе что-то непонятно, то проблема может быть в учебнике, а не в тебе. Биология – это не куча фактов, биология – это не жонглирование определениями. Биология – это попытка докопаться до Истины в рамках практически тех же моделей, которые есть и в химии, и в физике. Только объект отличен – биологические системы намного более сложные и многофакторные, чем системы, изучаемые в химии и физике. 

«Нам важно, чтобы вы освоили новые социальные практики», – говорил как-то директор школы Дмитрий Кокорин. На ШМТБ максимально приближённо к реальности моделируется научный процесс, который состоит далеко не только из работы в лаборатории. Это и неформальное общение с учёными за обедом, и конференции, и отсутствие барьера в виде обращения на «вы» – это не менее важно, чем непосредственно программирование и «капание». Именно это создаёт дух научной тусовки, её колорит, и позволяет понять, будет тебе в ней комфортно или нет. 
Сейчас я учусь на Факультете биоинженерии и биоинформатики МГУ им. М. В. Ломоносова. Я поступил именно сюда во многом из-за того, что захотел, чтобы то, что происходило на ШМТБ, не осталось двумя неделями в августе 2014 года, а непосредственно стало моей жизнью.

Сергей Исаев


Мне уже дважды довелось поучаствовать в этом удивительном проекте, и я скажу, что школа действительно дала тот незабываемый опыт полного погружения в настоящую исследовательскую деятельность, которой порой так не хватает в школьные годы. Биология в картинках из учебников даже с описанием самых современных методов исследования не позволяет получить полную картину о всей привлекательности этой науки. Я не отношусь к тому разряду школьников, которые могут остаться довольными только теоретическими аспектами их научной деятельности, мне нужно собственноручно потрогать, посмотреть, где-то проверить полученные данные. Эта возможность как раз и появляется на этой школе. Поэтому я определенно думаю, что эта школа - идеальное место как для тех, кто твердо решил стать биологом-ученым, так и для тех, кто еще не определился с выбором, но хочет на своей шкуре проверить все прелести данной работы.

 Уже попав сюда, получаешь полный доступ в настоящие лаборатории, где не остаешься один на один с проблемами исследования, а оказываешься под опекой сотрудников, которые очень ловко и деликатно скоординируют все твои действия. Атмосфера, царящая в этой школе, вправду поражает. Огромное скопление единомышленников в одном месте заставляет кружить голову с астрономической скоростью. Трудно передать словами, насколько приятно жить в этом специфическом мире всю продолжительность его существования. Новые знакомства, новые знания, умения, моральное, научное удовлетворение—все это лишь малая часть того, что получаешь здесь, поэтому говорить о пустой трате времени на школе совсем не приходится.

Виктор Дмитриев


Если собрать работающих ученых-биологов, весёлых студентов-волонтеров и лучших заинтересованных школьников в наукограде с полувековой историей и дать всем им возможность погрузиться в исследования, вы получите Биошколу - уникальное явление, частью которого я имел удовольствие быть летом 2013 года.

Делая свои первые скромные шаги на пути изучения и борьбы с ВИЧ, раком молочной железы и аллергией, просиживая ночи на пролет за научными статьями и анализом последовательностей ДНК, мучая вопросами профессоров на курсах по системной биологии и драг-дизайну, на школе я окончательно понял, что биологические исследования - это мое призвание и, без сомнения, одно из самых захватывающих занятий на свете.

Для меня, наверное, самым важным на школе было постоянное неформальное общение с работающими учеными, в том числе в ходе научной  работы под их руководством. Среди них я нашел людей, которые стали моими наставниками в науке и, во многом, примером для меня в жизни.

На Биошколе я, наконец, нашел сверстников, с которыми я мог с интересом обсудить, например, применимость структурных методов в массовом анализе генома. Разумеется, мы до сих пор продолжаем совместные исследования и уже вряд ли потеряем контакт друг с другом.

Время Биошколы стало одним из самых счастливых и веселых в моей жизни.  Опыт, который я получил там, и люди, с которыми я познакомился на школе, продолжают обогащать мою жизнь и сегодня. Я убежден, что подать заявку на ШМТБ - одно из самых правильных решений, которые может принять школьник.

Григорий Химуля


О ШМТБ я узнала случайно, когда искала что-то, связанное с молекулярной биологией в интернете и сразу же подала заявку на сайте. Две недели на Пущинской школе были одним из самых ярких впечатлений в моей жизни. Именно в течение этого небольшого срока, когда смотришь на таких замечательных завлабов, чувствуешь таинственную атмосферу лабораторий, где каждый день для нас свершались маленькие чудеса, я поняла, кем хочу быть.

На школе я работала в лаборатории Владимира Катанаева, где мы изучали наноструктуры поверхности омматидиев разных насекомых. Я делала микропрепараты - сидела и часами вырезала глаза насекомых под микроскопом, и мне это безумно нравилось. Но наиболее интересная часть проекта для меня была связана с применением молекулярно-биологических методов: выделение НК, ПЦР, форезы. Здесь, в «мокрой» лаборатории, я почувствовала своё призвание.

Сейчас я учусь на кафедре биоинженерии и биоинформатики ВолГУ и каждый месяц стажируюсь в институте физиологии растений РАН им. Тимирязева в Москве, изучаю CLC гены (хлоридно-протонного антипортера) в галофитах и почти каждый день пользуюсь методами молекулярной биологии, биоинформатики и биофизики. Из того, чему меня научили в ШМТБ, мне уже пригодилось абсолютно всё. Приятная атмосфера и уютная компания на школе, где каждый с таким рвением хочет учиться, желает познать все многообразие этого мира, где все настолько увлечены наукой, как и ты, навсегда останутся в моём сердце. Эта школа стала для меня мощным стартом в научную жизнь!

Катя Хритова (Шувалова)


Первым, что бросилось мне в глаза, когда я приехал на школу было то, что все школьники невероятно увлечены чем-то своим. Кто увлечен биологией, кто - физикой, кто - математикой, организаторы же, в свою очередь, веселые и дружелюбные люди, которые готовы помочь, если возникнут какие-либо трудности или просто возникнет желание о чем-нибудь поговорить. Все это создает удивительную атмосферу, в которой хочется работать над выбранным проектом и узнавать что-то новое.

Школа дала мне шанс познакомится с интересными ребятами из разных регионов и с большими специалистами из разных областей биологии. Также я познакомился с современными научными методами, с которыми мне вряд ли довелось бы познакомиться, по крайней мере до старших курсов университета. Благодаря моему проекту на школе, мне было гораздо легче выбрать лабораторию в университете, в которой я в настоящее время делаю курсовую работу.

Миша Молдован


«Положительный опыт пробы себя, знание лучших практик мира - вот пункты, которые помогут школьнику правильно сделать важный и непростой выбор будущей профессии»-, как-то сказали нам на педагогическом семинаре. И тут приходит понимание, что я необычайно счастливый человек, потому что знаю, что я на своем месте, знаю, чего хочу и куда иду, и все эти пункты своевременно мне дала именно ШМТБ.

Положительный опыт пробы себя - очень важно иметь представление того, чему ты хочешь посвятить большую часть своей жизни. К сожалению, такое представление редко получишь в школе и даже на первом курсе. Ярким маяком для меня служит опыт полученный на биошколе, перспектива научной деятельности уже не кажется такой туманной и непонятной, а груз учебы не может придавить мотивацию.

Самое приятное открытие на школе - это, конечно же, люди. Школа хоть и биологическая, но люди здесь очень разносторонние и открытые, нет строгого деления на “ученик” - “учитель”. К школьникам тут относятся как к коллегам, ты и твой наставник на равных не знаете ответа на поставленный вопрос, вы находитесь на острие науки.

Выбор лаборатории мучителен, так как приходится выбирать между интересным и еще более интересным. Вообще школа дает много самостоятельности, ты сам выбираешь себе лабораторию, курсы, лекции по утрам и вечерние студии, у каждого свой личный и неповторимый план развития. А если уж совсем тяжко, то старшие наставники ,несомненно, дадут ценный совет и не только относительно курсов на ШМТБ.

Тут ты понимаешь, что ученый - это не профессия, это стиль жизни, образ мысли. И все это так приятно, душевно и неформально: беседы на любую тему с любым человеком, гитара, песни, настольные игры, друзья по всей России и даже миру, «ученый -- человек мира» так говорят, и все получают необычайное удовольствие от процесса. Но все это не остается двумя неделями в августе, оно плавно перетекает в хорошую тусовку идейных людей, которые поддерживают друг друга (порой внезапно) круглогодично, и каждый раз испытываешь искреннюю радость, когда слышишь о чьих-нибудь успехах, достижениях и публикациях.

Айгуль Миннегалиева


О ШМТБ я узнал от моего одногруппника и хорошего друга, когда уже закончил школу в России и учился на A Level в Англию. На тот момент я уже четко знал, что хочу заниматься биохимией, но у меня не было практических представлений о науке, не было опыта работы в лаборатории, и сомнения все еще периодически овладевали мною. Хотя я уже окончил школу, мне еще не было 18 лет, и я решил не упускать такой потрясающей возможности попытать счастья и с головой окунуться в мир науки.  

Что сильнее всего впечатлило меня на ШМТБ? Безусловно, это были люди,  которые учатся и работают там. Я нашел своих единомышленников, с которыми было безумно приятно общаться и работать. Казалось, что все пребывали в состоянии экзальтации от тех совместных усилий, что каждый из нас приложил. На протяжении тех двух недель в воздухе постоянно витал дух сплоченности и принадлежности к чему-то важному. Все мы понимали, что занимаемся настоящей наукой.

Благодаря ШМТБ я не только развеял все смятения насчет выбора специализации, но и обрел новых друзей и получил гигантский толчок к саморазвитию. Я и по сей день поддерживаю связь со многими участниками школы. Большинство ученых, на чьих лекциях я присутствовал и с кем мне представилась возможность общаться, стали для меня во многом авторитетами. Я понял, что это именно те люди, на которых стоит равняться и к чьим достижениям стоит стремиться.

Егор Антонов